О нас
Приоритетные направления исследований
Международное сотрудничество
Конгрессы, школы, конференции
XIX конгресс МАГГ (Париж, 05-09/06/2009)
Наша библиотека
Журнал "Успехи геронтологии"
Вестник Геронтологического общества РАН
Премии ГО РАН
Диссертации по геронтологии и гериатрии
Образовательные программы
Фотоархив

СОТРУДНИЧЕСТВО


Государственная политика по развитию биомедицинских технологий в области профилактики старения и возраст-зависимых заболеваний

Одним из показателей улучшения состояния здравоохранения в России является увеличение продолжительности жизни граждан страны. Действительно, средний возраст населения продолжает расти, однако в связи с этим возникает новая проблема. В России начинается постепенное старение популяции, увеличивается доля людей пожилого и старшего возраста.



К 2030 году их количество составит немногим менее 30%. Эго повлечет за собой повышение заболеваемости и смертности от хронических неинфекционных заболеваний, таких как рак, диабет 2-го типа, инфаркты, инсульты, болезнь Альцгеймера, нарушения зрения и слуха, артриты, остеопороз. Возрастает потребность граждан в соответствующей медицинской помощи, а значит, государство должно быть готовым к тем проблемам, которые несет с собой увеличение среднего возраста населения.

Об этом шла речь на конференции «Государственная политика по развитию биомедицинских технологий в области профилактики старения и возраст-зависимых заболеваний». Главный внештатный специалист гериатр Минздрава России, директор Российского геронтологического научно-клинического центра медицинского университета им. Пирогова Ольга Ткачева отметила, что распространенность хронических заболеваний среди пожилых людей в России намного выше, чем у жителей других стран. Среди лидирующих болезней она назвала сердечно-сосудистые заболевания, в частности гипертонию, ишемическую болезнь сердца с угрозой инфаркта и заболевания суставов. К сожалению, лечение пожилых людей осложнено тем, что пациентов этого возраста почти не включают в клинические исследования, с значит, практикующие врачи не имеют доказательной базы, позволяющей проводить лечение в соответствии с требованиями современной медицины. При этом доля пожилых людей в стационарах Москвы составляет 60-70%. То есть уже сегодня здравоохранение во многом работает на пожилых пациентов. Особенностью лечения пожилого человека является длительность терапии, добавила Ткачева. После стационара пожилой человек должен попасть не только под медицинский, но и социальный патронаж. Люди старческого возраста, как правило, являются самыми тяжелым пациентами с атипичными синдромами. Необходим индивидуальный подход к лечению и реабилитации такого больного. «Задача современной гериатрии, — сказала Ольга Ткачева — не просто увеличение жизни, а увеличение активного периода, когда человек не является обузой для семьи, общества и даже себя самого». Согласно исследованиям, проведенным профессором Фроловой, сообщила Ткачева, каждый пятый пациент старше 65 лет нуждается в гериатрической помощи, так как в основе тяжести его состояния лежит синдром старческой астении и старения как такового. По словам главного гериатра, такая статистика была ожидаема, так как жители России стареют раньше, чем жители развитых стран.

Главным постулатом медицинской помощи в России является правило: помощь должна оказываться во всех леченых учреждениях вне зависимости от возраста, следовательно, пожилому пациенту нельзя отказывать ни в какой самой современной и самой технологичной медицинской помощи. При этом 60% пожилых людей — пациенты поликлиник и стационаров, а значит, если не поменять стратегию обслуживания больных, то медицинские структуры в конце концов захлебнутся от наплыва пациентов. Поэтому специальная гериатрическая помощь становится особенно актуальной, так как поможет сохранить независимость пожилого больного, уменьшить риск госпитализации, перевести фокус болезни на качество жизни пациента и в итоге сократить расходы на здравоохранение. По словам Ткачевой, гериатрия — это экономически выгодная для государства стратегия оказания медицинской помощи пожилым, призванная оптимизировать вмешательство, сделать его как можно более безопасным и как можно более эффективным для пациента. «Мы, как правило, лечим болезни, пытаемся довести все показатели для целевых значений, — сказала она, — а человеку старше 80 лет совсем не обязательно держать целевые уровни холестерина или глюкозы. Надо больше ориентироваться на то, как человек живет, насколько ему комфортно. Именно это является задачей гериатрии». В настоящее время, отметила Ткачева, в Минздраве России рассматривается порядок оказания гериатрической помощи, который предполагает трехуровневую систему. Наибольшая нагрузка переносится на долговременную амбулаторную помощь. Гериатрические центры, созданные по желанию субъектов, будут нести не только лечебно-диагностическую, но научную и образовательную функции. В настоящее время этот документ представлен на сайте Минздрава, и ознакомиться с ним может любой желающий. Председатель правления РОО «Совет по общественному здоровью и проблемам демографии» Дарья Халтурина отметила, что старение является главным фактором смертности в мире от всех физиологических процессов, и эта проблема будет усугубляться и иметь негативные экономические последствия. Она уже стала проблемой развитых стран, скоро коснется развивающихся государств, и Россия с ее возрастной структурой также будет охвачена этими процессами. Старение, сказала Халтурина, несет в себе экономический ущерб, который складывается из затрат на медицинскую помощь, социальную поддержку, пенсии, пособия по инвалидности, происходит снижение качества трудовых ресурсов, покупательной способности, сокращение рынков, негативное влияние на сбережения, снижение производительности труда и т.д.

Согласно выводам Всемирного экономического форума, медицинские расходы на лечение неинфекционных заболеваний с 2010 по 2030 годы составят 47 триллионов долларов. Около двух третей из этих расходов будет связано со старением. Затраты на лечение деменции, характерной для пожилых людей, в мире за 2010 год составили 600 миллиардов долларов. Кроме того, лечение болезней со зрительными расстройствами, наиболее тяжелые из которых связаны с возрастом, составляют примерно 300 миллионов долларов. При этом практически ничего не предпринимается для профилактики процесса старения, хотя в последнее десятилетие для этого появилось множество технических возможностей: модификация образа жизни, изменение диеты, двигательная активность, режим сна, фармакологические вмешательства, доказанные на уровне клинических испытаний. Кроме того, имеется большой массив технологий, которые, не имея доказательств на уровне клиники, хорошо показали себя на животных и в отдельных нозологиях. Эти технологии нуждаются в трансляции в медицинскую практику, но, к сожалению, подобного не происходит. Кроме того, сказала Халтурина, если основная причина нездоровья населения — старение, то правительство обязано проводить соответствующие исследования, однако это пока также недостаточно регламентировано. В Организации Объединенных Наций, напомнила она, был разработан международный план действий по проблемам старения, который включал в себя разработку препаратов, создание центров гериатрии и пр. В целом план оказался слабым и нежизненным, однако дал толчок к развитию геронтологии. В настоящее время, сказала Халтурина, разрабатывается нулевой проект глобального плана ВОЗ по старению, консультации по которому будут проводиться до 30 октября. Комментируя слова Халтуриной, директор Института экономики здравоохранения Высшей школы экономики Лариса Попович отметила, что считать процесс старения причиной экономического ущерба некорректно, так как любые затраты и любые социальные трансферты увеличивают ВВП. И к тому же старость и проблемы потребности людей определенных возрастных категорий являются драйвером для развития экономики во всем мире, в том числе и в России. Разумеется, прямые затраты на медицинскую помощь пожилым людям не приносят такого возврата, как инвестиции в здоровье работоспособной части населения. Однако кроме материального аспекта существует моральная составляющая, которая не позволяет рассматривать старость с точки зрения экономического ущерба. Кроме того, заметила Лариса Попович, старость не является главным убийцей граждан нашей страны. Основной составляющей смертности для России являются внешние причины, которые в основном затрагивают молодое население. Именно эта возрастная категория граждан является причиной низкой средней продолжительности жизни в России.

По итогам конференции была принята резолюция, в которую включили ряд рекомендаций правительству РФ и правительствам субъектов РФ по интенсификации шагов, связанных с профилактикой старения и возрастных заболеваний граждан нашей страны.


Copyright © 2009-2015 Геронтологическое общество при Российской Академии Наук